roksolana_east (roksolana_east) wrote in coffee_mood,
roksolana_east
roksolana_east
coffee_mood

Аксиома...о том, почему за баром не ругаются


1-6.

7.

Разговор получился скомканный. Сумбурный. Ни о чём. Каждый о своём. Договорились встретиться вечером, если получится. У Него же Проект. Конечно. Какая там Оська, когда тут Проект, тут жена, тут дети.

- А ты сама: кофейня, редактор, маникюр, родственники, подруги. На себя посмотри, прежде чем обижаться.

Оська посмотрела. Всё поняла. И набрала Милу.
Мила коротко сказала, чтоб Оська отправила что-то из прозы на международный литературный конкурс и, сославшись на занятость, отключилась.
Могут же люди сказануть с утра так, что почувствуешь в течение одной минуты:
1. восторг
2. волнение
3. радость
4. тревогу
5. разочарование
6. раздражение
7. злость
8. грусть
9. осознание
10. всё равно грусть и раздражение
11. опять волнение
12. непонимание
13. дружественность
14. феерию

Все дороги ведут в кофейню. Хожено неоднократно.

Если уж совсем конкретно, то все дороги ведут к барной стойке. Где бы она не стояла.
Бар – не кушетка. А жидкость в чашке или стакане – не антидепрессант и не транквилизатор. Ну, и бармен – не психоаналитик и даже не психотерапевт. Тут не развязываются проблемы (иногда даже завязываются новые). Тут не «открываются глаза» (иногда даже затуманиваются и закрываются). Это место, где свободно циркулируют своевременные слова.
Сказанные промежду прочим. Но к стати.

Оська давно поняла: к слову нельзя прикоснуться. Слово – это дух. Бесплотный и бескровный.
И если оно было вначале (как говорят мудрецы), то всё физическое, что есть сейчас, – результат этого слова. Значит слово – ничего вообще не значит, без дела, которое за ним непременно последует.
Вот раньше говорили «Даю слово чести» и прикладывали руку к сердцу. И делали в точности так и тогда, когда и обещали, чего бы им это не стоило. А если не делали, то кончали жизнь самоубийством или навсегда лишались возлюбленных (наследства, звания и пр.) и до смерти влачили жалкое безрадостное существование. Потому что слово, данное по чести с рукою у сердца программировало людей на некое дело. И если дело не делалось, то это программирование подвисало и слетала вся система ладного бытия.
Слово – это такой запрос. Заказ. Только от него нельзя отказаться. Надо непременно забрать, что заказал (подтвердить слово делом, иначе дело сделается само, но совсем не так, как надо, не тогда, когда надо и не с теми, с кем хотелось). Это как трусики-стринги или колбаса на развес – обмену и возврату не подлежит.
Слово структурирует реальность. Воздух. Воду. То, из чего состоят Земля и Человек. То, что произрастает из земли. То, что ест и пьёт человек. Даже если его вслух не произносить. Даже если его не писать. Даже если его только думать.
Поэтому за баром не ругаются.
Поэтому есть оно, писательское проведение.
Поэтому слово всегда вместе с делом (дух с материей, курица с яйцом, литература с кофе лично у Оськи). Как бы параллельно с ним. И не важно, что первичней.

Рано или поздно в кофейне «снимают маски».
Пришедший не выложит на столик перед собой ключи с брелоком от Бентли и Верту последней модели на всеобщее обозрение. Не прозвучит демонстративно-громкий разговор о положении участников фондового рынка или достижениях Хармса в наследии литературы авангарда.
Понты остаются за порогом и в кофейню придут не «для того, что бы», а «потому что».
Потому что здесь можно не играть. По правилам. Без правил. Роль, которую дали. Или даже ту, которую выбрал сам.
Можно честно помолчать. И честно поговорить с собой. Побыть с собой. Наедине. Выпить. Кофе. Потом – коньяк. Подпереть щеку рукой. Крепко задуматься. Ничего не придумать. Но остаться довольным собой. За то, что провёл время так, как хотел и не для того, чтобы потом кому-то об этом сообщить. А только лишь для себя. Потому что потому.
Можно даже честно поговорить со случайным встречным. Так, как будто это диалог с собой.


Оську поджидали утренние кофеманы. Встретили возгласом:
- Ну, наконец-то!
Она сказала привычное:
- Кофе-машина греется минут 20. У вас же есть время, правда? – и улыбнулась. Не оставив им выбора.

А потом, чуть позже, когда кофе-машина нагрелась и посетители сидели преимущественно довольные, подошёл бизнесмен Саша за своим утренним капучино. В этот момент Оське позвонил Другой. Не иллюзорно. По-настоящему. Впервые за долго. Впервые за долго-долго. И у Оськи чуть сердце не выскочило. Она зачем-то сказала бизнесмену Саше:
- Ой, Саша, мне любовьвсейжизни звонит. Сейчас, наверное, сердце выскочит.
- Ого, - сказал Саша, - я тогда подожду. За столиком у окна. У тебя так глаза горят, просто прелесть. Говори с ним, говори, - и заулыбался лучезарно и хитро.
Оська не успела подумать, что это неправильно такой откровенной быть с постоянными посетителями. Не успела осознать, что Саша, может, потом поделится этой новостью с Хозяином. Расскажет, что Оське звонил кто-то, кто обездвижил работу кофейни на пару минут. И начнутся сплетни. Но это потом. А сейчас Оська сказала в трубку:

- Да.
- Привет, ты нужна мне. По делу.

Может же человек сказануть так, что почувствуешь в течение трёх секунд:
1. Феерию
2. Радость
3. Восторг
4. Феерию снова
5. Напряжение
6. Радость, бытующую параллельно с другими чувствами, протяжённую во времени и пространстве.
Tags: кофе.арт, кофе.истории, не.только.кофе
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

  • (no subject)

    Наконец-то, появилась хорошая кофейня в моем районе - 15 минут прогулочным шагом. Где эспрессо похож на эспрессо. И стаканчики не бумажные. Очень…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments