Арчет (Арчи) (sir_archet) wrote in coffee_mood,
Арчет (Арчи)
sir_archet
coffee_mood

Сказки. Всем любителям Кофят и Шуршафчикоф.


 


Я захлопнул дверь ногой, сжимая в зубах книгу. В правой руке был пакет, в левой - плеер с наушниками.
Кофенок застыл у порога в выжидательной позе, как небольшая пушистая статуэтка (бывают ведь пушистые статуэтки?..)
Шуршафчик сидел на потолке около включенной лампочки и устраивал ушками театр теней.
- Когда ты уше заклеиф окна?.. А?..
- Думаю, уже не заклею. Большая часть зимы вроде прошла. А мне лень.
- Не прошла.
- Не прошла, так пройдет... Сами бы и заклеили.
- Лапами!?..
Я снял куртку, вздрогнув от сквозняка, и пошел на кухню, сбрасывая по дороге ботинки. Зверьки побежали рядом.
- Кофе кончается... - посетовал Кофенок.
- Ффсе кончается... - эхом отозвался Шуршафчик.
- В нашем жестоком мире, ребята, если кончаются деньги - кончается все.
Я щелкнул чайником. Шуршафчик, уловив некий импульс, начал водить хвостом слева направо. Зафурчало.
- Все не кончается... - мяукнул Кофенок. - Вот, книг-то вы накупили сколько... ух...
Он с лапами залез в оставленный на полу пакет. Через пару секунд к Кофенку присоединился и Шуршик.
- Фффигня, - пренебрежительно сказал он, отбрасывая книжки. - И это ффигня... И тут... А вот здесь ничего. Нормально...  О! Шшикарно. Это - читай.
- Хочешь сказать, шуршавый, что ты все это когда-то читал? Сомнительно. Две первые книги вышли в этом году.
- А мне не надо читать. Так знаю. В лапах подержу - и знаю. У тебя вообфе-то тоже должен быть прокачан этот навык, товарищ журналифт.
- У меня прокачан... Просто в отсутствие денег интересует не передняя обложка книги, а задняя.
- Описание?
- Цена.
- Фффыр!
- Как же хочется спать... Кофеныш, а кофеныш...
- Ммя?..
- Ты какао делать умеешь?
- Умею.
- Сделайте с шуршафчиком, а?..
-  А вы... ты?
- За пледом схожу. Зелененьким. Буду читать вам в слух. Книжка точно хорошая, шурш?
- Хорофая.
- Тогда встретимся здесь через пару минут... Ужасно не хватает камина...
Я зевнул и ушел в комнату.

***

...А когда вернулся, все уже было готово. 
Я укутался в плед, взял на колени книгу, открыл в случайном месте и стал читать:


дин посредственный джазмен жил в Нью-Йорке, на пересечении Лексингтон и сорок второй. Сначала - в съемной квартире, а потом и на улице.
Звали его... не важно, как его звали. Он подрабатывал грузчиком, ел всякую дрянь, а в промежутках пытался пробиться - ходил в звукозаписывающие компании, на киностудии - словом, искал работу.
И вот, один раз, не то на вокзале, не то в порту - простудился.
На следующий день было назначено прослушивание - сотое, а может - сто первое... Он точно не знал, но давно хотел отметить юбилей своих неудачных попыток. И напился. Очень блюзовый юбилей.
Так вот, он пришел на студию, спел парням несколько нот, и вдруг увидел у них в глазах нечто. Странное выражение. Такое бывает у священников, когда они молятся по-настоящему, сжимая крестики в кулаке.
- В чем дело? - спросил он хрипло.
И седой звукач за пультом ответил ему:
- Ты бог.
Прошло время. Посредственный джазмен стал известным. Вылечил горло. Пришел на студию - и его не узнали. Сначала. А потом строго рекомендовали простудиться снова, и как можно быстрее - в пятницу, к вечеру, быдь в форме, братан, быдь в форме.
И он простудился. Напился. Вышло это легко. Голос снова стал хриплым и обрел краски, тембр разбогател дополнительными тонами.
Так повторялось снова и снова. Он мог работать только тогда, когда был больным, а здоровым не нужен был никому.
Без хрипа, трезвый, он ощущал муки совести - люди любили его за те интоннации, которых не было у здорового человека.
Известный джазмен стал великим.
На девятой простуде он спился. На тринадцатой - умер.
Всю жизнь ему было плохо, он пел блюзы, и все-таки - улыбался в гробу.
Это чего-то стоит ".

Шуршафчик свернулся в клубок у меня на коленях. Кофенок обвился вокруг чашки с какао и временами нюхал парок. Пить его было пока рано, но выглядело оно на столе - замечательно. 
- Давай иффё. 
- Угу... 


тепан Иваныч и Петр Кузмич были синоптики. Степан Иваныч к тому же был оптимист. Он предсказывал погоду, завышая свои прогнозы. Там два градуса добавит, тут метель объявит снежком - вроде все и неплохо. Можно еще пожить.
А Петр Кузмич был пессимист. Он считал, что лучше готовиться к худшему. Не влажность воздуха, а потоп! Не "жарко", а "засуха"! Такие давал результаты.
Недавно обоих унес ураган.
Потому что людям надо говорить правду ".

- Ффпорно, - сказал Шуршафчик. - Веффьма. 
- Ну что я могу поделать... Тут написано, что так было. 
- А можно что-нибудь не особенно философское? Пожалуйста...  попросил Кофёнок. 
- Эхх... Ладно. 


человеку явилась волшебница и сказала:
- Ты нравишься мне. Я выполню три желания. Но, чего бы ты ни желал, длиться это будет всего одни сутки. И не выпендривайся.
- Ладно, - сказал человек. - Хочу, чтобы в эти сутки никто не умер.
Видите, какой умный. Попросил не себе, а всем.
- Никто не умрет, - сказала волшебница. - Я выполнила твое желание. Но, сразу предупреждаю, к вечеру люди поймут, что смерти нет, а ночью стартует мировая война. Начать ее успеют, вовремя закончить - нет.
- Тогда мое второе желание - чтобы никто ничего не заметил.
- Исполнено. А третье?
- Можно я повыпендриваюсь?
- Ладно уж.
- Шоколадное мороженое с вишенкой.
- А как же мораль?
- Мороженое с вишенкой - это вкусно.
- Сойдет "

- На сегодня все, звери. Ложимся спать. 
- А ты нам еще почитаешь? - спросил Кофёнок. Шуршафчик молча хлопнул ушами, присоединяясь. 
- Конечно. 
Иногда я чувствую себя многодетным отцом. Ей богу.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments